О деревне Иэм практически никто не знает. Крохотная, тихая, сонная, в пятидесяти километрах от Манчестера. Там до сих пор сохранились мощеные улицы, прохладные каменные дома с черными дубовыми балками и крыши, обросшие печеночным мхом. Холодная отсыревшая церковь и заросли ежевики на окраине. Миртовые, слегка мрачные склоны, и энергичные ромашки, выросшие на свой страх и риск. Зимой много снега, летом – горстка солнца. Весной – бледно-желтые нарциссы на лугах. Круглый год низкое отсыревшее небо и кандалы на центровой площади, к которым приковывали провинившихся.
355 лет назад обычным сентябрьским днем в деревню просочилась чума. Торговец из Лондона прислал местному портному ткань с чумными блохами, а тот, просушивая ее у очага, не заметил гнездо. Через неделю умер подмастерье, а затем все семейство портного. С этого момента чума окрепла, подкачала мышцы и стала валить всех без разбора. Жители запаниковали, запрягли повозки и сложили на них добро, но тут выступил местный священник. Он предложил ввести внутренний карантин, и богобоязненные жители дали клятву не выезжать ни при каких обстоятельствах, огородившись от всего мира каменной изгородью. Чтобы не умереть от голода, в камнях сделали углубления для монет, смоченных в уксусе, а торговцы из соседних деревень взамен оставляли им мясо и зерно.
Изоляция продолжалась долгих четырнадцать месяцев. Чума распоясалась, оголила клыки, забирая целыми семьями. Элизабет Хэнкок в течение восьми дней самолично похоронила мужа и шестерых детей, а сама осталась здоровой. Деревня медленно зарастала репейниками, в полях гнил урожай, так как некому было его убирать, а в лесах оставалась нетронутой ягоды вероника с черникой. Люди сами хоронили, сами гравировали на камнях имена ушедших. К августу 1666 года из 344 жителей осталось 77. Вот тогда болезнь смиловалась и решила отступить, так же неожиданно, как и появилась.
Деревня Иэм медленно поднималась с колен. Выполола сорняки и возобновила добычу свинца. На лугах опять взошли нарциссы и первоцвет. В моду вошли вязаные чулки и испанские воротники. Дубы и ясени восстановили цвет своих листьев. Взошла привычная горстка солнца, и подоспел новый ежевичный урожай.

На подобный героизм люди решились 355 лет назад, не имея ни радио, ни медицины, ни науки бактериологии. Они вели замкнутый образ жизни, варились в собственном соку, но осознавали важность самоизоляции. Мы живем в другом мире, на других вибрациях и боремся далеко не с чумой. У нас есть разум, книги, осознанность. Интернет, мобильная связь, искусственный интеллект и чистая энергия. Самое главное, чтобы, отдаляясь телесно, мы становились все ближе и ближе душами и сердцами.

© Ирина Говоруха

На изображении может находиться: один или несколько человек