В среду Катя поняла, что больше не хочет никого любить.
Что ей надоело встречаться в узких кофейнях, напоминающих железнодорожные вагоны, класса «плацкарт», ходить в кино и держаться за чьи-то чужие узловатые пальцы. Пить кирпичный чай, спорить на занудные темы, есть непродуманные ужины, типа салата с мелко порезанным укропом, зеленые нитки которого застревают в зубах и портят впечатление.
Однажды с одним из поклонников она долго гуляла по заснеженному городу. Понятное дело, замерзла и проголодалась. Молодой человек объявил, что пора подкрепиться, и Катя уже представила тарелку куриного бульона. Вместо этого жених подвел к хрущевке и попросил подождать его здесь:
- Я забегу домой, быстренько перекушу и снова выйду.
В тот момент она навсегда решила отставить затею с замужеством и настроиться на длительное одиночество. Ведь не всем везет сесть в семейную лодку, родить Петю с Ванечкой, купить дачу и выращивать на ней дыни.

Он появился в четверг. На первый взгляд, обычный. Вельветовые брюки в паре с черной фланелевой рубашкой. В кармане - рогатка. В портфеле непонятно как оказавшаяся бетономешалка и инструкция от лекарства «Афлубин». Сразу предупредил, что воспитывает четырехлетнего сына, а их мама уехала в длительную безвозвратную командировку на край земли, типа острова Шикотан.
Мужчина не старался понравиться. Спокойно пил кофе и рассказывал, что малыш представляется по имени «Самокат», падая, хорохориться: «Мне не больно, курица довольна», играет в «свободную кассу и норовит всех спасти:
- Он очень благородный мальчуган. Подбирает растрепанных воробьев, одноглазых кошек и собак, вступивших в рукопашную за какую-нибудь гунявую суку. Однажды мы ехали за город и на выезде, недалеко от бензоколонки увидели колоритных девушек в коротких кожаных юбках и ботфортах. Они стояли в достаточно неудобных позах, словно изогнутые сосны, и провожали оценивающим взглядом каждую фуру. Игорька, по всей вероятности, барышни заинтересовали, и он спросил, что те делают на дороге. Я попытался выкрутиться: «Понимаешь, сыночек, бедняжки вынуждены здесь прозябать, чтобы заработать на хлебушек. Ребенок тут же выступил с предложением:
- Папа, а можно я их спасу?

На второе свидание они пришли вместе. Мальчик в костюме пожарного ерзал на стуле в предвкушении мороженого. Катя с трудом сдерживала слезы. Ей в нем нравилось все: пытливые глаза, чистосердечное признание, что вчера в садике уписался и папина дружелюбная улыбка. Когда наконец-то принесли лакомство, малыш настолько разволновался, что смахнул креманку, и шарики мороженого оказались у нее на коленях. Игорек не растерялся. С воплями: «Тетя Катяша, я сейчас тебя спасу», - стал поедать десерт прямо с ее модной плиссированной юбки. Девушка гладила вихрастую макушку и плакала от счастья. Ощущала на своих запястьях теплые мужские пальцы без каких-либо странностей и узлов.

© Ирина Говоруха

На изображении может находиться: один или несколько человек