Я убегала от тебя всякий раз, когда ты приезжал, сигналил, как идиот под окном, пугая ворон.
Не отвечая на звонки, я считала, что поступаю правильно.
Ревнуя тебя, я флиртовала с другими.
Я выпускала коготки и била копытом слишком часто, считая, что стервы всегда в цене.

Теперь я смотрю на телефон, а он точно чёрный кирпич, не живой, умерший давным давно. А ведь ты перестал звонить вчера.

Никому не сказала, что мы поссорились, хотя ты твердил, что любишь. Видимо твои слова, что я люблю фантазировать теперь дошли до меня. Мне становится страшно, что теперь уже слишком поздно. Почему, когда к человеку со всей душой, он этого не ценит, почему, если отворачиваешься от него, то ничуть не лучше. Он ощущает себя забытым, ненужным.

Мне больно и плохо, но сделать шаг первой, не могу, не привыкла извиняться. Жду, когда мой принц поднимется ко мне на третий этаж и войдет не в дверь, а в окно. Так романтичнее.

Мама сказала, что нельзя выбирать полярные стороны в отношениях, надо к человеку стоять в пол-оборота. Я не сразу поняла, что это. И теперь мы стали похожи на двух нахохлившихся птиц, обиженных, но любящих, не умеющих читать язык жестов, взглядов. Неужели нам суждено расстаться из-за глупостей, из-за обид по мелочам.

Я просматриваю его профиль в контакте, я скучаю, и пишу, потом удаляю. Нет, чувства не должны сводиться к переписке в мессенджере, чувства должны облачаться в объятия, отражаться в глазах друг друга.

Выхожу из дома, сбегая по ступеням. Дождь срывается с низкого пасмурного неба. Ветер несет в лицо дорожную пыль, но она прибивается первыми каплями.

Он идёт на встречу, но кажется не замечает меня, в руках горшок с цветком. Такой интересный странный цветок похожий на кактус, плохо видно издалека.

Как бы невзначай, я возникаю у него на пути.
- Ой, привет, Дим, а ты что тут делаешь?
- Привет, Марин, да, вот, пытаюсь спасти чудовище.
- Чудовище? - я задумываюсь, это он что, обо мне, или я опять накручиваю себя?
- Да, цветок, видишь, красивый какой, а колючки просто невозможные. Вот несу в тепло, а то у меня дома отопление выключили.
- Несёшь куда, на работу что ли?
- Нет, ему там быстро шею свернут.
- А у меня тепло дома.
- Да? Это радует.
- Пойдём ко мне?
- Пойдём.

Он бережно несёт кактус, а тот покачивается на мясистом стебле, теперь я могу лучше разглядеть его. Красивый гладкий, на макушке ярко красный цветок, а шипы, как иглы торчат в разные стороны.

- Смотри, ты поранился.
- Да, это ничего, я привык, - вздыхает он.
- А может ему колючки обрезать?
- Нет, так нельзя, это неправильно. И какой кактус без колючек? Он ещё погибнет.

Приходим домой, открываю ключом дверь, ощущая, как дрожат пальцы.
Дима ставит кактус на кухонный стол, собирается уходить, а потом оборачивается провожая меня взглядом.

- Ты не обижай его.
- Не буду, он же такой милый.
- Кто милый?
- Кактус.

Недолгая пауза. Дима поворачивается к двери.
-Погоди.
-Что, Марин, я пойду, а то у меня ещё четыре кактуса дома.

Я приподнимаю брови:

- Четыре кактуса? И куда их теперь?
- К тебе конечно, у меня же выключили отопление, забыла.
- А, ну, да, - я опускаю глаза и беру Димку за руку. - Давай, привезём их на такси. А то им холодно на улице будет, и дождь, смотри, пошёл.
- Думаешь?
- И они тут, будут хорошо себя вести, цвести ещё ярче.
- А колоться будут?
- Ну, если только чуть-чуть, - улыбаюсь я показывая эту меру указательным и большим пальцами.
- Обещаешь?
- Постараюсь, трудно же перевоспитывать.
-Кого?
-Чувства.
- Зачем же?
-Чтобы не ранить тебя своим недоверием.

Дима обнимает меня, и я ощущаю, как между лопатками пробегает счастье, задерживается в животе и порхает бабочками.

- Ты это здорово про кактусы придумал, - улыбаюсь я.
- А, я и не придумывал, - Дима серьёзно смотрит на меня. - У меня дома четверо всяких разных пропадают без любви и ласки.
- Всё, решено, я буду их спасать!