Я тут подумала: мы ведь уже не дети. Я дедморозу, пожалуй, писать не буду.
Я так подумала, а дедмороз ответил. Дальше цитирую: "Тёплый привет вам, люди!
Тёплый привет от холодного старикашки. Да, старикашки. Ведь я, между прочим, старый. Ноют колени и жутко замучил кашель. Только об этом и думать никто не станет, всем подавай Новый год и мешок подарков, только об этом и пишете в ваших письмах: "дай мне айфон и костюм как у Тони Старка", это не письма, ребята, а просто списки. Списки подарков - я должен дарить подарки? Кто же назначил меня на такую должность? И никому, вот ни капли, меня не жалко. "Как ты там, дед?" - вот об этом немного можно?
Нет, я не ною. Я праздник несу ребятам. Через сугробы, не думая о коленях. Сам, на ногах, не в санях, как давно когда-то. Посох в ломбарде, банк взял за долги оленей, в валенке дырка, мешок залатали эльфы, чтобы айфоны не выпали по дороге. Встретьте меня, как всегда, алкогольным шлейфом, этот стишок прочитайте опять убогий, где я поддатый (а я ведь вообще непьющий). Небо раскрасьте салютами и огнями.

Ночь отгремит, и я буду на год отпущен. На год забыт. На год брошен я буду вами." Я тут подумала: мы ведь давно не дети. И в дедмороза ни капельки мы не верим. Кроме меня - ведь он мне, наконец, ответил. "Как ты там, дед?" - напишу я ему в апреле.