Сара вернулась в Киев в сорок четвертом, остановилась у своей подруги Марии и первым делом ринулась отстраивать Крещатик, превратившийся в сплошные руины. На главную улицу вышли десятки тысяч горожан. Комсомольцы, школьники, интеллигенция и домохозяйки, умудрившиеся собрать двадцать шесть килограммов гвоздей. Народ, вооружившись ломами, лопатами и носилками, таскал трубы, балки, батареи отопления. Город медленно возвращался к жизни. Заработали хлебопекарни, школы, продовольственные магазины. Открылось троллейбусное движение. Расцвели каштаны и сирень.
Однажды подруги отправились в Мариинский парк послушать оркестр, играющий на летней площадке. Мария – миниатюрная, с тридцать третьим размером ноги. Сара – покрупнее, но тоже милашка. Оркестр неторопливо исполнял «Грустные ивы». К ним подсел симпатичный парень в белой рубашке и представился Изей. Рассказал, что вернулся в Киев совсем недавно и вообще чудом избежал участи в Бабьем Яру. Слово за слово, молодые люди разговорились. Вспомнили мост Боша и симпатичный магазинчик «Художні вироби» на углу Карла Маркса, в котором предлагались ковры, портьеры и майолика. Военный парад в сороковом, когда по Энгельса двигалась безразмерная колона бронеавтомобилей.
Вскоре Мария откланялась, а Изя с Сарой гуляли до утра. Ужинали на скамейке свино-говяжьей докторской, приправленной мускатным орехом, делились планами на будущее, целовались. Девушка вернулась домой окрыленной. С порога строила планы, хохотала и щекотала сонную подругу. Вот только на следующий день Изя не пришел. Не явился он и через неделю, и через месяц. Сара плакала. Сердилась. Стремительно худела. Родители всячески пытались ее отвлечь. Водили в театр музкомедии. Знакомили с парнями из хороших семей.
Незаметно пролетел год. Сара праздновала свое двадцатипятилетие, и за столом собралась многочисленная родня, с аппетитом уминающая фаршированную рыбу, «Золотой цимес», шабатную халу и яблочные леденцы. Неожиданно раздался стук в дверь, и раскрасневшаяся именинница побежала открывать. На пороге стоял Изя с букетом пионов. Девушка набрала побольше воздуха, чтобы высказать все, что думает, но вовремя подоспела Мария. Она больно сжала руку подруги чуть выше локтя и прошипела: «Молчи и улыбайся, будто ничего не произошло».
С тех пор Сара и Изя больше не, расставались. Молодые люди поженились, долго работали на руководящих должностях, а потом выехали в Израиль. В начале двухтысячных, будучи уже в почтенном возрасте, пара прилетела в Киев и пригласила Марию в Мариинский парк. Там они пообедали черным хлебом и докторской прямо на скамейке и вспомнили былое: малый пассаж, магазинчик, продающий майолику, войну. Всплакнули. Ведь все было как раньше: заокругленный парк с редкими айлантами, и солнце в зените, и даже оркестр, неожиданно заигравший «Грустные ивы».

© Ирина Говоруха

На изображении может находиться: 1 человек, стоит и в помещении