Соломия выросла в маленьком, почти что средневековом, городке, в семье католиков и на всю жизнь запомнила лекцию о девичьей чести в костеле Петра и Павла. Священник попросил девушку угостить прихожанина жевательной резинкой, а когда «Donald» станет пресным, предложить жеванное кому-то еще. В храме воцарилась тишина, и Соломия дала себе слово хранить верность одному единственному.
Так и вышло. Девушка вышла замуж за свою первую любовь и родила мальчика, затем девочку. Семья зажила как все: делала ремонты, растила детей, ждала Рождество. Копила на кухонный комбайн и диван-малютку. Иван зарабатывал крохи, поэтому Соломия, сидя с детьми, продавала косметику Avon, реанимировала игрушки, мыла в кафе посуду и вязала на заказ свитера. Муж приходил только переночевать и пожаловаться на шефа, государство, усталость, а она молча слушала, писала студентам рефераты и штопала детские колготки. Перетирала овощные супы, катала малышню на санках, читала «сказку о глупом мышонке» и собирала лекарственные травы. Однажды на семейном празднике талантливо спела для любимого «Свет в твоем окне». Гости устроили бурные овации, а супруг, ничего не сказав, отвернулся.
Со временем Иван стал злым и нетерпимым. Срывался на детях и на жене. Постоянно курил и прятался на балконе с телефоном. Соломия молилась, посещала психотерапевта, придумывала изящные ужины, покуда не раздался тот роковой телефонный звонок. Мужчина представился Вадимом и тут же извинился за плохие новости. Как оказалось Иван давно изменяет с его женой, и тот решил поставить ее в известность. Услышав в трубке всхлип, начал что-то объяснять, утешать, предлагать свою помощь:
- Ведь как никак у нас одинаковые раны.
Соломия коротко попрощалась и почувствовала себя безвкусной жевательной резинкой, выброшенной на обочину.

Вечером муж не отрицал, но и не каялся. Равнодушно наблюдал, как она ходит из угла в угол и собирает детские вещи. Что-то бубнит себе под нос: не то проклятия, не то молитву. На следующий день, возвращаясь от риелтора, женщина поддалась порыву и позвонила такому же преданному. Вадим приехал через пятнадцать минут, ободряюще обнял и повез обедать.
Обедали молодые люди долго, кажется, несколько часов. Соломия говорила, а он слушал. Затем исповедовался Вадим, а она плакала. Пила цветочное вино. Считала годы. Показывала фото детей. В процессе диалога оказалось, что у них общие ценности и вера в Бога. Смыслы и мечты. Любимый театр «Черный квадрат» и привычка ходить без зонта даже в ливень. Затем было много всего: прогулка на лошадях и катание на воздушном шаре. Первый поцелуй на лестнице Фаренгольца и молитва в костеле Петра и Павла. Общий дом, дети и любовь. И только у Ивана все пошло наперекосяк. Чужая жена оказалась плохой хозяйкой, не умеющей ни слушать, ни молчать. А еще неспособной зарабатывать на рефератах, Avon и сборе чабреца.

© Ирина Говоруха

На изображении может находиться: 1 человек, часть тела крупным планом