Пап, я люблю тебя.
Год прошёл.

Девочке три и зачем-то ещё двадцать девять. Странные стрижка и цвет заменили ей косы. Я успеваю чуть меньше, чем надо бы делать, но обещала писать тебе каждую осень.
Как я скучаю - не буду и пробовать в буквах. Знаю, что выйдет не то. Это невыразимо. Ты там заботься о нас, и отдельно - о внуках. Знаю, ты можешь. Ведь ты был всегда самый сильный.

Осень опять получается чёрте какая. Но я стараюсь. Тем более я обещала. Тут остаётся сквозь зиму добраться до мая, греясь носками, ликёрами, грелкой и чаем. Тут остаётся почти то же самое, только ёкнет порой, так, что даже дышать невозможно.
Знаешь, мы даже смогли новогоднюю ёлку. Скоро и в этом году постараемся тоже.
Скоро зима, и полосени мы отмотали. Ты пропустил, получается, целую осень. Есть ли ответы? Да новые, вроде, едва ли. Только всё больше убийственно мелких вопросов, некогда всё, иногда даже остановиться.
Кстати, сегодня я делаю именно это.
Память похожа на фото.
Размытые лица, то ли в четверг, то ли вовсе в двухтысячном где-то, помнится что-то дурацкое и небольшое: свитер, шашлык, саундтрек из пищащей колонки. Велосипед, Новый год, кукла барби и школа. Свадебный торт и для третьего внука пелёнки.
Помнится всё, но весьма избирательна память. Так намонтирует, хоть подавайся на оскар. Девочке три, и она только учится падать. И двадцать девять, поэтому падать ей просто.

Девочка, как обещала, сумеет подняться. Сколько придётся. Падения ей не помеха.

А высоты очень глупо, выходит, бояться.

Снизу бывает гораздо страшнее, чем сверху.

Картинки по запросу скучаю за папой