"Мальчик не станет относиться к девочке более серьезно, пока она не начнет относиться к нему менее серьезно.
Но у девочки же есть цель: серьезные отношения! Как она может расслабиться? Она, стиснув зубы и пыхтя, утратив всякий женский облик, презрев очарование, забив на сексуальность и легкость, поднимается на огромную гору своего будущего семейного счастья. Без мальчика семьи не будет, поэтому надо тащить его с собой, хотя это страшная обуза. Приходится тратить дополнительные силы и нервы, подгонять, покрикивать, обижаться, истерить, а то ведь он не идет. Как же он не видит свое… её счастья?
А не видит. Потому что смотрит не вперед, а на девочку. И думает, что если уже сейчас такие муки, то что же будет дальше? Ведь (думает мальчик) семья мне зачем? Чтобы было, куда прийти с работы и отдохнуть. Улыбка жены, детский смех, кусочки куриного филе с ароматным соусом, футбол на большом и плоском экране, кока‑кола, на ночь капсулы для мужчин после сорока — все как в рекламе. А тут… похоже, в перспективе только вечное недовольство.
Девочки стало много. Она перестала быть мечтой, достижением, целью. Кровь уже не кипит, пенис не каменеет. Смотришь на нее — и словно жуешь петрушку с укропом. А мясо‑то где? Она его выкинула, чтобы рюкзак не был таким тяжелым. Она же в гору лезет. Ейного, еёного счастья. Ладно, тогда я пошел.
И тут девочка, конечно, бросает все вещи на дорогу и разражается упреками. Вот он, значит, какой. Вот он, «сначала"-то был другим. Значит, он „с первой минуты“ лгал. И манипулировал, чтобы отвести глаза и сделать ее зависимой. А теперь он показал свое истинное лицо и на нее забил, а она его „любит“. Еще бы, полдороги прошла, а теперь что, все заново начинать? Искать кого‑то, делать вид, что ты такая вся секси и шарман, цеплять его и тащить за собой на эту долбаную гору? Вот дерьмо, право слово, ну как же не хочется! А надо…
Мальчик ведь и сам мог бы лезть на эту гору. Даже с радостью, причем и ее нести. Разве мало таких мальчиков? Полно. Надо только заливать в него бензин, то бишь мотивацию. Желание. Веру в то, что расстаться с ней было самой большой трагедией в его жизни. Что его девочка совершенно уникальна, ни у кого такой нет. И не будет, потому что он не отдаст.
Но для этого девочке нужно как‑то расслабиться. Уменьшить градус серьезности. И не сводить белый свет клином на этом мальчике. А если уж сошелся, то помнить, что клин клином вышибают — и начинать все заново: кряхтя и кусая губы, тяжело подниматься на гору легкости, сексуальности и прочего женского обаяния. Чтобы с этой горы во всеоружии спускаться к новому кандидату в серьезные отношения."

На изображении может находиться: один или несколько человек и часть тела крупным планом

Саша Иванов