Это даже не жадность.

Это немного другое - разумная практичность, что ли. Здравый смысл. Нормальное совершенно поведение, потому что в самом деле - надо и о себе подумать. Нельзя же всё раздавать. Надо что-то и оставить; это полное моё право.
Так рассуждала одна женщина, правильно рассуждала. Себя уговаривала, что правильно. Она купила за границей очень красивую шаль с цветами и с бахромой, с люрексом. Тогда редко ездили за рубеж; и шалей таких не было в наших магазинах. А она купила в Индии и привезла. И показала подруге; они с детства дружили. Верная, хорошая, преданная подруга. Не такая обеспеченная, одинокая, полная, с «химической завивкой», - не такая красивая, как эта женщина. О, как загорелись глаза у подруги-то! Она даже порозовела и похорошела, когда благоговейно трогала шаль с розами и рассматривала ее.
Она испытывала восторг невероятный. И касалась ткани легко-легко, с трепетом. И вот было понятно, что сию секунду можно сделать Варю счастливой. Очень счастливой.
Но, конечно, Варя ничего не просила. Ей бы в голову не пришло попросить; как можно? Можно только любоваться, не слишком жамкая тонкую ткань, да и то - не показывая алчности и жажды обладания. И женщина заколебалась на минуту, а потом сказала себе те слова; мол, надо быть разумной и прочее. Она сложила прекрасную шаль в красивый пакет снова и убрала в шкаф. А Варя с трудом отвела глаза от шкафа. Но сделала усилие, сглотнула и отвела. И стала слушать про Индию дальше…
Прошло двадцать лет. Двадцать лет. И постаревшая бывшая красавица нашла этот пакет в огромном старинном шифоньере на даче. Она даже не помнила, как его туда положила и когда; а в пакете - та самая шаль с розами. Глупая дешевая вещь, купленная на скудную валюту когда-то. Сейчас таких полно на рынке и в магазинах, где торгуют всякой дрянью. И сердце сжалось от горя. Варя умерла давно, так сложилась жизнь. Не очень счастливая жизнь, в которой мало было хорошего, мало мёду…
А можно было сказать: «На! Это тебе! Бери!», - и сделать подругу счастливой. Но это было неразумно. Разумнее было оставить хорошую вещь себе, правильно?
Правильно. Только вещи остаются, а люди уходят. Это неправильно. И так жалеешь потом не о том, что отдал. А о том, что практично и рассудительно убрал в шкаф - пусть лежит. А потом это уже не нужно. И нет рядом тех, кто нужен больше всего на свете…

Анна Кирьянова
картина Кустодиева

На изображении может находиться: 2 человека, люди стоят и в помещении