Моя давняя знакомая – успешная и состоятельная женщина. У нее трехэтажный дом и гараж на несколько авто. Огромная территория, которую облагораживает садовник. Сто кустов чайных роз, шахматная доска из белого мрамора и черной гальки, вишневый сад, ягодник и сирень. Дважды в год - большой шопинг: Милан, Париж, Барселона и Мюнхен. После забега по магазинам делает шмон в собственной гардеробной и выносит мешки с не распакованными джинсами и майками прошлогодних коллекций. В итоге в ее нарядах щеголяет дочь домработницы, двоюродная сестра повара и даже грумер, худощавый парень нетрадиционной ориентации.
В курортных отелях All Inclusive привычно испытываю неловкость. Особенно в ресторане, при виде туристов, курсирующих от одного прилавка к другому с огромными тарелками разной снеди. Сперва тащат устрицы, морские гребешки и лобстеры. Затем бегут за мясом, овощами, халвой и лукумом. Арбузом, кумкватом, парочкой слив. Тостом, маслом, круассаном. Мороженым, сыром, грушами. Возникает ощущение, что только вчера вернулись из санатория, в котором две недели орошали кишечник отваром трав и сидели на бессолевой диете. Помню как-то раз в знак протеста, не в силах вынести массовое обжорство, прекратила есть вообще. Пила воду и наблюдала за миграцией десертов. Отменила голодовку лишь когда муж пригрозил, что не возьмет на рафтинг, так как не смогу удержать весло. Испугалась, потянулась за гезлеме, но на следующий день весло все-таки потеряла.
Моя бабушка скупала сахар и муку мешками. А еще у нее хранились запасы спичек, стирального мыла и рулон полотенечного. Вторая бабушка, пережившая голод, готовила на семью из трех человек пятилитровыми кастрюлями и тащила домой по шесть кирпичиков хлеба, а потом реанимировала на водяной бане. Готовила из сухарей шарлотку, бабу и квас. Женщин можно понять, они прошли войну. Обе в послевоенные годы щеголяли в мороз с голыми щиколотками, поэтому в старости хранили упаковками скучные чулки на резинках. А вот как понять зачем я продолжаю собирать сумки и шарфы? Куда я пойду в тех странных ботинках, напоминающих половые щетки, импульсивно купленных у какого-то чокнутого дизайнера?

В итоге мы имеем круговорот вещей, и продолжаем запасаться бензином, лекарствами, жетонами на метро, консервами и трусами. Дешевыми крупами. Бытовой «чернопятничной» техникой. Новым мусором и новыми килограммами. Подобное происходило вчера и сто лет назад. На Ходынском поле в день коронации Николая второго погибло больше тысячи человек из-за обещанного дармового пива, карамели и кружек с вензелями. Народ ломанулся, и задушил сам себя. Поэтому давайте вспомним Стивена Кинга, утверждавшего, что, если у нас чего-то нет, значит это нам и не нужно, и вместо чайников и ботильонов начнем копить новые знания, отпускные впечатления и рецепты счастья.

© Ирина Говоруха

На изображении может находиться: еда и в помещении