О прощении заговорили недавно; и одна женщина сказала, что врагов простила всех поимённо. Записала на листочке их всех и за каждого в душе помолилась. Начиная с детского сада всех записала. И от души пожелала здоровья. А потом в храме за каждого поставила свечку. И каждую неделю так делает: каждому поимённо из списка желает здоровья и о каждом молится. 

Я подумала вот что: а мне некого в список-то записать. Я просто не помню. Нет, если враждебный человек напомнит о себе, я вспомню, если недавно инцидент произошёл или он нечто ужасное сделал. А так - не помню. Может, конечно, это память плохая стала.
Но списка нет. И я не прошу для врагов здоровья и счастья; некогда вспоминать. Пусть уж как-нибудь сами добиваются благополучия те люди, которых нет в списке. Или не добиваются - мне вообще безразлично.
А женщина говорит, что ей пока не полегчало ещё. Надо ещё повспоминать пофамильно и тщательно. И более искренне пожелать хорошего.
Может, это как раз и лишнее - вспоминать. Но память у всех разная, конечно. А добрых я помню. С детского сада и по сей день. Такая вот странная штука - память.

ÐаÑÑинки по ÐапÑоÑÑ Ð¿Ð¾Ð¼Ð½Ð¸ÑÑ ÑоÑоÑее

Анна Кирьянова