Она, как и большинство учителей, август переносила с трудом. Уж слишком тот был избалован арбузами и узбекскими дынями. Одурманен астрами. Расслаблен отпусками. Местами - скучен. Временами - предсказуем. В прудах из года в год цвела вода, и выстукивали риверданс грецкие орехи. В ресторанных меню появлялись блюда из тыквы и дичи, на полях - залежи туманов, на проводах - легионы городских ворон. По телевизору без конца транслировались передачи о путешествиях, начинавшиеся с вальяжных багажных лент.
Женщина посмотрела на календарь и вздохнула. Придвинула к центру глубокую миску, полную теплых груш, из которых уже третий день собиралась сварить царское варенье. Закрыла кроссворд, пригвоздив его карандашом. Убрала методичку «Словарные диктанты» и недочитанную Анну Гавальда. Отпуск заканчивался, и хоть она любила школу и своих ушастых учеников, все-равно испытывала сосущую под ложечкой грусть от того, что впереди длинный нервный трудный учебный год. Контрольные, дроби, закрытые слоги. Ласкательные суффиксы. Манжеты, привычно испачканные мелом. Родительские собрания, педсоветы и солнце, светящееся шаляй-валяй. Распоясавшаяся утренняя прохлада, требующая зимних одеял, и свежие фрески на земле.

В их маленьком городке все происходило по инерции. Никто никуда не спешил, пребывая в темпе адажио. Пекли пироги на все три Спаса, запасались виноградным вином и яблочным сидром. Ракушки, привезенные с Арабатской Стрелки, по привычке хранили в коньячных рюмках, и до сих пор вклеивали фото в кальковые альбомы. Поэтому, единственной ее отдушиной оставалась переписка в сети. Вот уже несколько месяцев учительница писала некоему Евгению, в одиночку растившему сына. Писала красиво, витиевато и даже с юмором, будто Ольга Книппер своему ненаглядному Чехову. Вот только, чуть себя омолодила, скосив десять лет, и наврала, что преподает на журфаке, а не служит учительницей начальных классов. Мужчина отвечал прилежно, будто под линейку, но исключительно после 23:00. Сетовал, что не может отделаться от арбузных косточек на полу и найти ортопедический ранец с гоночными машинами. Каждые выходные устраивал сыну пикник с жареным зефиром и яблоками-гриль и не спешил приглашать ее на свидание.

На школьном дворе все готовились к торжественной линейке. Учительница пересчитывала своих «гавриков» и просила родителей занять галерку. Поправляла новую юбку, сильно электризующуюся и липнущую к ногам. Неожиданно резко одернула руку и побледнела. К первому «Б» бежал взмыленный Евгений с двумя мальчиками за руку. Те спотыкались, видимо, из-за не разношенных туфлей и, пребывали в паршивом настроении. От с трудом разлепила губы:
- Что ж ты не сказал, что у тебя их двое?
Евгений рассмеялся, подмигнул растерявшейся женщине и объявил сыновьям:
- Ребята, расслабьтесь, первый класс отменяется. Вы сразу отправляетесь на журфак.

© Ирина Говоруха

Нет описания фото.