Она считала, что ее невозможно полюбить. Школу закончила с тройками, имеет лишний вес и работает парикмахером в обычном салоне, где стригутся командировочные, домохозяйки и приезжие, опаздывающие на собеседования. Нелюдимая, застенчивая, первой ни за что не заговорит. Из плюсов – виртуозно владела ножницами и рифмовала на ходу:

Шла по улице картошка,
А за ней стручок горошка,
За горохом – котелок,
Белой соли узелок.
Три зеленые маслины,
Лука – ровно половина,
Жменя золотого нута,
Вот вам и тарелка супа.

Салон находился в непосредственной близости от метро, и мастер часто наблюдала сутулые спины и напряженные зонты. Затем снова возвращалась к канадкам, британкам и «подстригите меня, как Дэвида Бекхэма». Приползая домой, сооружала тарелку рагу и падала на диван. Ведь простояла целых двенадцать часов и наглоталась серо-буро-малиновых волос. Напилась горячего воздуха из фена. Наслушалась жалоб, рецептов, новостей. В горизонтальном положении рождалось:

Ваня вышел на балкон,
резко отворил окно
и промолвил: Дядя слон,
Приглашаю вас в кино.

Девушка жила одна и на досуге развлекалась мини-огородом, выращивая на подоконнике шпинат, мяту, томаты-черри. В любой непонятной ситуации жонглировала словами и ела ириски. Неопрятный клиент – ириска. Кто-то устроил скандал – ириска. На улице затяжной дождь, мигрень, нужно поработать в выходной день - ириска, ириска, ириска. Ее бабушка, маленькая, шустрая, трижды побывавшая замужем, периодически внучку журила: «Ну ты чудная. Много лет стрижешь полубоксы и сооружаешь молодым людям «помпадур», но не помнишь, как выглядит свидание. Я в твои годы имела по три предложение в день, а ты все играешь в поэтессу и портишь зубы конфетами. Так и состаришься в своей цирюльне». Со временем девушка окончательно уверовала, что не сможет понравиться. Разве что способностью выращивать в горшке огурцы да причудливо тасовать слова.

В тот день все шло своим чередом. Толпа курила, покупала на бегу букетики статице и хачапури, ныряла в подземный переход, а у нее в кресле вертелись «уши». Приметные, напоминающие "шрэковские". Она их уже где-то видела. И родинку на шее с торчащим волоском. И цепочку с бургундским крестом. Девушка ездила машинкой туда-сюда и привычно «мешала» слова. Неожиданно голова с ушами дернулась и из нее хорошо поставленным голосом прозвучало:

Мы сегодня целый час
Убирали новый класс
Сто бумажек от ирисок,
Сто огрызков и записок
Обнаружилось у нас.
Было только три урока
А не пять
И не шесть.
Как же мы успели столько
Написать, прочесть и съесть?

Мастер непроизвольно вскрикнула, а парень густо покраснел:
- Все утро учил, чтобы произвести на вас впечатление. Стригусь уже четвертый раз, прослушал в вашем исполнении несколько поэзий и даже это… освоил рецепт.
Молодой человек полез в карман и выудил пакет самодельных ирисок.

© Ирина Говоруха

Стихи Ирины Говорухи и Сергея Махотина

На изображении может находиться: еда