Я не хочу сказать ничего плохого о мужчинах. Но с возрастом я все больше восхищаюсь женщинами.

Кажется, я начал понимать, о чем там в "Книге бытия". Адам — это первая версия операционки. Ева — это уже версия 2.1.

Мужчина вероятнее окажется черно-белым, нежели женщина. Женщина — это почти всегда цветное кино.

Я встречал довольно много простых мужчин и не так много простых женщин. Некоторым мужчинам их сложность была слишком велика (и шла как Соеву — пенсне). А вот к простоте некоторых женщин не получалось подобрать ключ.

Мужчины — как исландский лес. Местная поговорка гласит: если вы заблудились в исландском лесу, просто встаньте на ноги. Исландский лес — низкорослый. При этом нет такой женщины, в которой нельзя было бы заблудиться.

Мужчины понятны на вкус. Все по рецепту. В женщинах непременно обнаружится тот самый секретный ингредиент, который можно объяснить только в стихах. Мужчины — это Раскольников. Женщины — Свидригайлов.

Это недоказуемо, поскольку я не был на другой стороне, но я догадываюсь, что мужчинам любить женщин гораздо интереснее, чем женщинам — мужчин. Это какой-то метафизический мезальянс.

Женщины — как хорошая книга, которая догоняет тебя много лет спустя, когда ты повзрослел. Для женщины нужно созреть. До женщины нужно дорасти: порой смысл женщины раскрывается для мужчины слишком поздно. «Так вот что это было» — вздрагиваем мы от позднего озарения, как порой запоздало вздрагивает эпоха, потеряв великого современника. Когда-то и я оказывался чересчур черно-бел, чтобы вместить чью-то радугу, и теперь мне приходится принимать разлуку как приговор.

Женщина не проходит для мужчины бесследно. Женщина, как большое землетрясение, рано или поздно настигнет мужчину афтершоком и разрушит то, что он понастроил на том месте, которое было предназначено ей.

ÐаÑÑинки по ÐапÑоÑÑ Ð¶ÐµÐ½ÑÐ¸Ð½Ñ Ð¸ мÑжÑинÑ