Второй параграф июля заканчивается на «август».
Второй модуль августа – это заблаговременный сентябрь.

Я, конечно, слишком забегаю наперед. Перескакиваю целые сопревшие декады, арбузные насыпи, полотна пшеничных полей. Пытаюсь перепрыгнуть через выкачку меда, выбор школьного ранца и длинный коридор, ведущий в турагентство «Поехали с нами». Подобное со мной происходило лет в десять, когда хотелось быть похожей на шестнадцатилетнюю соседку, злоупотребляющую зелеными тенями, и после окончания девятого класса. Я тогда устроилась нянечкой в детский сад и мечтала сложить в кошелек собственные червонцы. А еще постоянно норовила покончить с раскрасками, заглянуть в послезавтра, и попробовать что-то для взрослых. Пригубить мартини, заделаться блондинкой, прочесть книгу «18+». Обогнать время. Опередить события. Оставить сверстников позади.
Вторая серия лета мигнула титрами, и впереди еще приливы и отливы, несколько порций устриц, парочка горных этюдов, свежий номер «В гостях у грядки» и квасной душок. Только куда девать предчувствие знаменитых лондонских туманов? Предзаказ сладких сидров? Предвидение нашествия тыкв, налета сахарного инея, слаженности кукурузных полей, привалов стрекоз и глянца джонаголда? Как заретушировать ухабистый рельеф поднебесья? Чем перебить во рту «предвкусие» винограда и вытереть из головы отрывок «нивы сжаты, рощи голы»? Что нам делать с едва осязаемым пассажем сентября?

На изображении может находиться: растение

Ирина Говоруха