Я думала, что подстроюсь. Прогнусь. Приспособлюсь. Ну что мне стоит вывернуться наизнанку. Я же женщина. У меня гибкие мускулы, терпение, психика. Да и возраст поджимает. Почти 28. А он старше на двенадцать лет. Высшее экономическое. Сравнивает себя самураем. Носит стеганные куртки и полирует ботинки. По субботам пьет бурбон и кофе из наперстка. В будни распевает: «Вдох глубокий. Руки шире. Не спешите, три-четыре! Бодрость духа, грация и пластика»

Все закрутилось в тот момент, когда он меня бросил. После двух недель «кино, миндального пралине и фраз «ты такая хрупкая, словно хрустальная статуэтка», пропал. Исчез из всех радаров, датчиков, дисплеев. Я сутками перебирала причины. Обглодала пальцы, локти и колени. Обнаружила в себе море недостатков и изъянов, нарушений пропорций и неточностей. Когда напрочь сошла с ума и привычной орбиты, жених воскрес из мертвых, и мы перешли на другую стадию. С постелью, готовкой омлетов и обоюдными ночевками.
Парень оказался настоящим уродом, но я держалась за него изо всех сил. Научилась бесшумно передвигаться по квартире и не занимать ванную не больше, чем на три минуты, всякий раз таская за собой щетку, гель и шампунь, потому что бойфренд не выносил вида бабской хреновины. Безропотно смотрела с ним политические ток-шоу и фильм «Форсаж». Слушала в машине радио «Эра», с их бесконечной аналитикой и песнями «Зелений дубочку». По выходным полола на его даче морковь. Терпеливо выбивала под туалетом степ, пока он там зачитывался Пелевиным.

Однажды приготовила голубцы. Делала их подпольно, практически ночью на костре, чтобы не дай бог запах не просочился в падишахские покои и не побеспокоил чувствительно обоняние «дегустатора». Вечером мы собирались проведать его болеющую маму, и я, задерживаясь на работе, попросила захватить немного домашней еды с собой. Тысячу раз пожалела о своей «наглости». Навстречу мне несся разъяренный сорокалетний самец с раздувающимися ноздрями. Швырнул судком и истерично заорал: «Да чтобы я еще раз согласился идти по улице с пакетом? Да никогда! Я в конце концов видный мужчина, и позорные кулечки мне ни к чему».

Я думала, что свыкнусь. Смирюсь с плохеньким сексом не чаще раза в месяц. С его привычкой обвинять меня в том, что поправился, зарос, заболел, проспал, забыл дома бумажник, неудачно припарковался и получил выговор от шефа. С его ежедневной хандрой и манерой есть в постели рыбу и сдобные сухари. Там же стричь ногти. С променадом по дому без трусов, так как пора проветрить Гаврилу, и танцами Тарзана у напольного зеркала.

Один поет-сатирик заикнулся, что когда люди не сходятся в главном, они расходятся из-за пустяков. В нашем случае причиной расставания стал чай. Я купила не Lipton, а Ahmad. Он медленно вылил содержимое чашки в унитаз. Я медленно собрала по углам потерянные смыслы.

© Ирина Говоруха

На данном изображении может находиться: 1 человек, стоит и в помещении