О своей первой любви я рассказывала много раз. О том, как гуляли под ситным дождем, слушали Крис де Бурга и смотрели «Леди-ястреб». Он учил меня проявлять черно-белую пленку, отличать настоящую лисичку от ее двойника, а канон от акафиста. Распознавать в храме ведьм (у тех скрещены руки и левая всегда на правой) и евреев. Рассказывал о странствиях Моисея и битве за Иерихон. Объяснял почему плохие вещи случаются с хорошими людьми и приводил в пример Иова многострадального. Запрещал зажигать свечи от горящих соседних и угощал сливочным мороженым, лимонадом «Тархун» и жвачками «Love is». Так случилось, что мы расстались не попрощавшись. Без последнего спасибо и «извини». Посреди такта. Между девятью и десятью часами. Поэтому наша любовь долгое время болталась неотпетой душой. Незавершенным гештальтом. Как некое привидение, призрак, дух, и постоянно казалось, что все последующие отношения даже близко не стоят. Что тогда были нежнее губы, теплее руки, быстрее шаги и сердца. Спустя 18 лет, мы неожиданно созвонились, и в процессе разговора выяснилось, что нас прежних больше нет. Он уже не тот беззаботный юноша со стрижкой площадка, и я давно не та пятнадцатилетняя девочка, маскирующая подростковые угри маминой пудрой. Бывший цитировал Библию, я – «Одиночества в сети». Направлялся в одну сторону, а я в противоположную.

С появлением сайта «Одноклассники» распалось много семей. Женщины, не шибко счастливые в отношениях, находили своих Сережек, Ванек, Игорьков и теряли головы. Им казалось, что, если вернуть былое, то вернется молодость, энергия, безрассудство. Ace of Base из бобинного магнитофона, залакированные челки и мальчик с букетиком ворованных хризантем или плюшевым медведем, вытащенным из автомата. Не учитывали лишь маленькое «но», что кроме чувств тогда ничего больше не имело значения. Ни из какой семьи избранник, ни его цели, ни вероисповедание, ни отношение к политике. Кроме того, с этим мальчиком не снималась убитая двушка, не проходились испытание безденежьем и рождением ребенка. Не клеились в четыре руки обои, не строилась дача, не ругались из-за его навязчивых родственников, не искалась пропавшая кошка и еще тысяча не сделанного, не прожитого, не пройденного. Да и сам мальчик с пробивающимися усиками, повторяющий «ништяк» и «уматно», уже давно другой. Он отпустил бороду, хрустит пальцами, ворчит, слушая президентские дебаты, храпит, как бегемот, мается от гипертонии и больше не считает Happy Nation классной темой.

Кто-то допустил, что чем глупее была первая любовь, тем больше оставляет после себя чудесных воспоминаний. Только что бы там ни было, ее следует завершать. Как лактацию, урок, семилетний цикл. Как ужин, ремонт, телефонный разговор. Ведь если верить Вознесенскому, былых возлюбленных на свете нет.

Ðа данном иÐобÑажении Ð¼Ð¾Ð¶ÐµÑ Ð½Ð°ÑодиÑÑÑÑ: 2 Ñеловека, Ñебенок

© Ирина Говоруха