Это от холода, только от холода,
Губы - совсем как лед. Вон и над крышами -
Льдышка расколота - зябко плывет...

Вот если бы можно круглый год жить на Мальдивах! Приглаживать ладошкой бирюзу океана и пить кокосовый сок. Или на Кубе со Шри-Ланкой, на худой конец. Только приходилось натягивать на себя полшкафа, спать в туннеле из одеял, лакать кипяток прямо из чайника и простужено хрюкать. Она страдала от низких температур сколько себя помнила. С ужасом ждала очередную зиму и погружалась в уныние. Ощущала себя пришибленной и заторможенной. Маялась от холодовой крапивницы, а еще от того, что на морозе распухали губы, затруднялось дыхание и постоянно хотелось есть. Вот так и жила: от одного лета до второго. Носила в кошельке нитроглицерин, натирали ступни звездочкой, налегала на рис с курицей, запивала его литрами чая с гвоздикой и талдычила: «Это от холода, только от холода, стынут в глазах фонари». Иногда летала зимовать на Тенерифе.
Подружки - заядлые лыжницы посмеивались над ее вечно синим носом и дарили USB-перчатки разработанные специально для офисных мерзляков. Те подключались к компу и нагревались до 46 градусов. Предрекали брак с каким-нибудь эскимосом или великаном-норвежцем, внушая, что пока не полюбит стужу, та будет ее преследовать. Рекомендовали освоить тибетскую практику туммо и сушить на спине простыни. Девушка пожимала плечами и привычно обклеивала себя горчичными пластырями.
В очередной приезд на Тенерифе случилось непредвиденное. В ресторане услышала, как мужчина цитировал Ирину Снегову и впилась в него взглядом. Тот охотно объяснил:
- Сборник поэзий «Август». Прелюбопытная книженция с красной спелой обложкой. Моя бабушка познакомились с поэтессой на пароходе по пути в Рыбинск, и они переписывались всю жизнь.
Парень оказался интересным собеседником и востребованным IT-специалистом. Фанател от информационных технологий и поэзии 60-х. От возможностей передавать информацию на безграничные расстояния и фраз:
- Всё приходит слишком поздно:
Мудрость — к дряхлым, слава — к мертвым...
В последний день выяснилось, что живет в Эстонии, и у девушки все опустилось. Во-первых, уже была безнадежно влюблена, а во-вторых, молодой человек настойчиво приглашал в гости, соблазняя пятнадцатью уездами, двенадцатью тысячами болот и тремя морями. Бесплатным таллинским общественным транспортом и возможностью голосовать по телефону.

С тех пор ее зима длится ровно девять месяцев, и она, как ни странно, не мерзнет. Слушает эстонский гимн один в один повторяющий ноты финского, учит 14 падежей, ходит посреди июля в шерстяном свитере, ест йогурты с морошкой, сдает зимнее вождение и купается в море, если то прогревается хотя бы до тринадцати градусов.

Это от холода, верь мне, от холода
Стынут в глазах фонари...
Только бы холод тот шел, мое золото,
Не изнутри!

Ðа данном иÐобÑажении Ð¼Ð¾Ð¶ÐµÑ Ð½Ð°ÑодиÑÑÑÑ: 1 Ñеловек, ÑлÑпа