Иголка, оставшись одна, без дела, не понимала, что произошло. Прямолинейной, со стальной волей, Ей бы еще шить и шить! Другого назначения у нее в жизни не было. Но стать ее хвостиком никто не захотел - у всех свои дела, свои заботы.

Они жили так: она планировала - он мечтал. Она диктовала, командовала. Голос у нее был высокий, строгий, тон повышенный, слышно было далеко и отчетливо. Он весело подчинялся, пел, не сопротивлялся и не задумывался, как не задумывается нитка, туда ли влечет ее иголка. Они и были Иголка с Ниткой, на чем настаивает народная мудрость, но что редко встречается среди людей и так и остается свадебным пожеланием.

ÐаÑÑинки по ÐапÑоÑÑ Ð¾Ð±Ð¸Ð´Ð° дождÑ

Как Иголка с Ниткой

Иголкой была она. Стремительно двигалась вперед, уверенно, без оглядки чувствуя, что происходит сзади и когда нужно подтянуть, дернуть, чтоб не зевал, или оборвать, если запутался. А он был Ниткой. Легко, с радостью бежал за ней. И шов у них получался ровный, прочный. Без роскошного шелкового блеска, потому что нитка была простая, настоящая суровая нитка для долгой крепкой жизни.

Когда Его не стало, Она не поверила. Не может быть! Осторожно потянула - нет. Он не обманывал Ее. Его на самом деле не стало.

Нитка – Он - могла бы найти себе применение, останься она одна. Привязалась бы к детям, внукам. Могла бы зашнуровать детский кроссовок, подвесить елочную игрушку, да мало ли что! Могла бы собой связать воедино всех, кого любила. Вышло бы просто и прочно.

А Иголка, оставшись одна, без дела, не понимала, что произошло. Прямолинейной, со стальной волей, Ей бы еще шить и шить! Другого назначения у нее в жизни не было.

Но стать ее хвостиком никто не захотел - у всех свои дела, свои заботы. Примкнуть к кому-нибудь она не умела - только кололась. Ее избегали. И тогда к ней привязалась болезнь. И потянула за собой. Ненадолго. Навсегда.

Почему так невыносимо грустно видеть, как маневрирует на железнодорожных путях одинокий локомотив? Бегает туда-сюда. Зачем? Ему тянуть длинный груженый состав сквозь ночь, в любую погоду, тяжело дыша, всегда на пределе сил, решать хозяйственные задачи. Или доставлять к перрону шумные вагоны с пассажирами, точно по расписанию решая чью-то судьбу. Ну хотя бы один вагон вести за собой! Одинокий локомотив, на тихом ходу выполняющий маневр, издает печальный длинный гудок. Ни для кого. Просто в небо.